БИБЛЕЙСКО- БИОГРАФИЧЕСКИЙ  СЛОВАРЬ
Словарь содержит 80000 слов-терминов
АВРААМ

АВРААМ

АВРААМ (2180 г. до Р. X.) - одно из величайших библейских лиц. Вся древность, весь Восток наполнены воспоминаниями об Аврааме. Для иудея и магометанина, как и для христианина, он есть отец верующих; сами греки свидетельствовали о нем, и нельзя без сожаления вспомнить о потере книги, которую составил о нем Гекатий Милетский, историк, предшествовавший Геродоту. Мы увидели бы, может быть, в ней много такого, о чем теперь знаем. Протекло более десяти веков после потопа (1072 г. до Р. X.); не говоря уже об Индии и Китае, Азия видела возвышение царства Ассирийского и многих других народов, менее славных, каковы елемитяне (персы); царство фараонов, управляемое в это время царями-пастырями, не преставало быть в цветущем состоянии. Почти все уже забыли истинного Бога и поклонялись идолам. Множество ложных служений, введенных в мир, скоро изгладили в народах великую и спасительную веру в единого Бога — мздовоздаятеля и карателя преступлений, когда этот Бог, по неисповедимым путям Своего промысла, благоволил избрать праведника, который сохранил бы эту веру во всей ее чистоте. Авраам, сын Фары, внук Нахора и десятый из патриархов, происходящих по прямой линии от Сима, был этим праведником, который между всеми людьми заслуживал благоволение Божие. Авраам родился в 3328 г. от сотворения мира, в 1072 г. после потопа, что соответствует 2180 г. до Р. X. В юности он жил со своим отцом в городе Ур, в стране халдеев, которые преданы были идолопоклонству — савеизму, менее грубому, чем другие. Здесь-то будущий отец верующих взял в супруги себе Сарру, которая долгое время оставалась бесплодною. После смерти отца, достигнув 75 лет, он поселился в городе Харране в Месопотамии, когда Бог повелел ему оставить эту страну и идти в землю, которую Он укажет. «И Я произведу от тебя великий народ, — говорил Бог Аврааму в явлении, — и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих, тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:2—3). Этими словами Авраам делается отцом всех верующих, а его потомство источником, откуда благословение разольется на всю землю. В этом обетовании под благословением надобно разуметь пришествие Мессии, столько раз предсказанное нашим отцам, который должен быть Спасителем всех язычников и всех народов мира. Таким образом, это благословенное имя, обетованное Еве, делается также семенем и отраслию Авраама. Авраам, не колеблясь, повиновался и увел с собою Лота и Сарру. По пришествии в Ханаанскую землю, в одно место, называемое Сихем, Господь снова явился Аврааму и сказал ему: «Я дам эту землю твоему потомству». Патриарх воздвигнул в этом месте алтарь истинному Богу, Который явился ему. Проходя между Вефилем и Гаием, он поставил еще два алтаря. Скоро голод заставил Авраама удалиться в Египет. Фараон этой страны прельстился красотою Сарры, которую Авраам выдал за свою сестру и которая, по мнению многих толкователей, была действительно его сестра по отцу (см. Сарра). Трудность составить священный союз между идолопоклонниками делала эти браки, а следовательно, и брак Авраама, необходимыми и, следственно, законными. Извиним ли мы со священными толкователями выдумку Авраама и скажем ли вместе с ними, что он употребил «невинное благоразумие», основываясь на том, что она была вместе и жена, и сестра его? Не прибегая ни к каким предположениям и догадкам, скажем просто, что грубость нравов на Востоке извиняла и оправдывала этот обман. Иностранец, пришедший в страну с прекрасною супругою, подвергался многим опасностям; пришедший же с сестрою не мог страшиться ничего. Это и случилось в самом деле. Народ и вельможи египетские удивлялись красоте Сарры, но не делали ничего Аврааму, только сказали о ней фараону, который приказал ее привести в свой дворец и мнимому брату ее надарил овец, волов, ослов и слуг. Но Господь поразил казнями фараона, который, узнав наконец, что она жена иностранца, тотчас возвратил ее мужу, жалуясь только на то, что об этом ему не было сказано прежде. Хотя этот царь, говорит св. Амвросий, был язычник, однако питал величайшее презрение к блуду. Он дал повеление заботиться об Аврааме своим людям, а они проводили до самых границ Египта его, Сарру и все то, чем он владел. Хотя поведение фараона заслуживает быть примером, однако легко угадать по предшествовавшему рассказу, что часть Египта, подвластная этому царю, не была ни столь значительна, ни столь внимательно управляема, как можно было бы думать. Прекрасная иностранка, которая возбуждает столь большое внимание и столь живое удивление; царь, уведомленный о ее прибытии тотчас своими вельможами; похищение сестры человека, который со всем своим домом приходит искать гостеприимства; деспотизм, который является столь беззаконным и зверским образом, не дают повода думать ни о большом государстве, ни об образованном народе.

АВРААМ
Андрей Петрович Сапожников. Авраам принимает Гостей

Рассказ Иосифа Флавия, который он прибавляет к рассказу Священного Писания, еще более подтверждает эту догадку. Фараон, которого некоторые писатели почитают Кертосом, царем фимвс-ким и современником Мериса, позволяет Аврааму разговаривать с ученейшими людьми своего царства. Эти разговоры показали мудрость и обширность познаний мудрого и добродетельного иностранца. Авраам, по его рассказу, научил египтян началам арифметики и астрономии. Из Египта патриарх с племянником своим Лотом возвратился в землю Ханаанскую, туда, где он жил прежде, между Вефилем и Гаием, где находился алтарь, воздвигнутый им при первом прибытии сюда. Здесь он призвал имя Божие. Скоро домашние Авраама и стада его и его племянника сделались так многочисленны, что одна область уже не могла прокормить их, и притом пастухи обоих патриархов часто спорили между собою. Тогда Авраам сказал Лоту: «Да не будет раздора между мною и тобою, и между пастухами моими и пастухами твоими, ибо мы родственники; не вся ли земля пред тобою? отделись же от меня: если ты налево, то я направо; а если ты направо, то я налево» (Быт. 13:8— 9). Лоту понравилась богатая пажитями Содомская долина, орошаемая водами Иордана; он и занял ее. Авраам удалился в Мамври, страну, покрытую лесом. Здесь он воздвигнул алтарь Господу, Который снова возобновил с ним свой союз и обещал, что потомство его умножится, как песок земной. Между всеми патриархами особенно жизнь Авраама отличается благородною простотою. Сильный не менее окружавших его царей, он находил главное богатство в своих многочисленных стадах. Множество верных рабов счастливо жили под его мудрыми законами. Сохраняя мир в недрах своего семейства, он имел сношения с иностранцами, заключал с ними союзы и щедро платил им за все услуги. Его нравы были невинны и чисты; религиозное служение истинному Богу, дела благодеяния и гостеприимства, заботы о семействе, бдительность над многочисленными пастухами составляли тихую и спокойную жизнь. Однако ж и она была не без трудов и опасностей: Ходоллогомор, царь еламитский (персидский), соединившись с Амарфалом, царем сеннаарским, Ариохом, царем елласарским, и Фаргалом, в Священном Писании называемым царем народов, напали на пять царей Пентаполя, то есть городов Содома, Гоморры, Адамы, Севоима и Сигара, которые, будучи двенадцать лет их данниками, наконец сбросили иго. По этому счислению легко понять, что первые цари были не что иное, как начальники не слишком значительных племен, шайки которых мы видим и ныне в этих странах, где сохранилась и доселе жизнь пастушеская и кочевая. Иосиф Флавий говорит, что Ходоллогомор был подданный или данник ассириян. Цари Пентаполя были разбиты, и в числе пленных уведен Лот. При известии об этом Авраам собирает своих рабов, которых число простиралось до трехсот восемнадцати человек, соединяет их с рабами своих соседей и, разделив на два отряда, нападает при темноте ночи на врагов, обращает в бегство, преследует до Дамаска, на фаницах Келесирии, возвращает всю добычу, награбленную в Пентаполе, Лота и всех пленных. Цари содомский и салимский пришли благодарить Авраама за освобождение их подданных. Патриарх отдал десятую часть добычи Мельхиседеку, царю салимскому, священнику Бога Вышнего и поклоннику истинного Бога; царь содомский хотел взять только пленников, а всю прочую добычу оставить патриарху. Авраам благодарил его, говоря: «Я не хочу, чтобы говорили, будто ты обогатил Авраама». Жители Пентаполя во зло употребили независимость и спокойствие, доставленные им патриархом, и предались страшному разврату. Вопль их нечестия взошел до небес; во всем Содоме не нашлось даже десяти праведников, за которых Авраам мог бы испросить у Бога помилование всем грешникам этих городов. Из всех жителей долины Сиддим только Лот и его две дочери были пощажены. Обетование Божие, делавшее Авраама отцом многочисленного потомства, это обетование, повторенное опять после победы дамасской, не исполнялось; патриарх видимо старел, а Сарра не имела еще сына благословения. Не одаренная такою живою верою, как ее супруг, Сарра, видя себя бесплодною, потеряла надежду на потомство. Она дала мужу своему вместо себя Агарь, свою рабу, чтобы иметь от него детей; Агарь родила Измаила (2094 г. до Р. X.); Аврааму было тогда восемьдесят шесть лет. Спустя тринадцать лет Бог снова посетил святого патриарха — это было шестое явление — и снова подтвердил с ним союз, приказав обрезать крайнюю плоть свою, Измаила, всех своих рабов, и этот обряд должен был повторяться на всяком новорожденном мужского пола во всем его потомстве. При сем Бог возвестил патриарху, что сын благословения родится от Сарры, что Измаил не есть этот сын, хотя будет иметь многочисленное потомство и будет родоначальником великого народа; наконец, сказал ему: «Ты не будешь называться Аврам, но Авраам, потому что Я сделаю тебя отцом множества народов», — и Авраам поверил слову Господа. Впоследствии это же обетование было подтверждено тремя ангелами, которые явились ему в образе человеческом и которым он предложил искреннее гостеприимство. Патриарх сделал для них обед, заклав теленка и испекши хлеб из трех мер муки. Наконец, после многочисленных испытаний веры отца верующих, обетование Божие исполнилось: Аврааму было сто лет, а Сарре девяносто, когда она зачала Исаака. Около этого времени (2080 г. до Р. X.) полагается новое путешествие патриарха, он поселился в Аравии, между Кадисом и Суром, в небольшом царстве Герарском. Здесь случилось то же, что и в Египте: Сарра, которую он опять вьщал за свою сестру и которая, несмотря на свой возраст, была прекрасна, была похищена герарским царем Авимелехом; но Бог, явившись во сне царю, угрожал ему смертью, если он не возвратит Сарру ее супругу. Царь, упрекнув Авраама за то, что он скрыл от него истину, поспешил возвратить супругу, не коснувшись ее, и надарил патриарху овец, волов, рабов и рабынь, говоря: «Вся моя страна в твоем распоряжении, живи, где хочешь». Кроме того, Авимелех подарил Аврааму тысячу монет, чтобы он купил покрывало Сарре, и советовал ей не ходить никуда, не закрывая им своей стыдливости от глаз нескромных; драгоценная черта нравов, которая дает высокое значение обычаю восточных женщин не показываться народу без покрывала. Что касается до новой выдумки Авраама, то и в этом случае то же надобно сказать, что было сказано по случаю подобного же поступка в Египте. Сделавшись матерью Исаака, Сарра почувствовала зависть к Агари и ненависть к Измаилу. Авраам понял, что удаление последних было необходимо для спокойствия его семейства, и решился отпустить своего любимого Измаила (2080 г. до Р. X.), который взял себе в супруги египтянку и сделался родоначальником измаилитян (восточных арабов). Другое новое и трудное испытание приготовлялось отеческой любви и вере Авраама: Господь ему велел принести в жертву Исаака (2055 г. до Р. X.). Патриарх повиновался, и в то время, как он готов был заклать в жертву Исаака, смиренно лежавшего на костре, ангел удержал его руку. «Авраам, Авраам! — сказал ему ангел Господень, — не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня» (Быт. 22:12). Святые отцы видели в этом добровольном жертвоприношении Исаака преобразование жертвы Христовой. Сарра умерла спустя одиннадцать лет (в 2044 г. до Р. X.) в Кариаф-Арве в Хевроне; Авраам, после семидневного плача, похоронил ее в стране Геф в прекрасном гробе. Чтобы приготовить ей место покоя, он купил у Ефрона хетгеянина, сына Саарова, пещеру за четыреста сиклей серебра, взвешенных в присутствии старцев, собравшихся в городских воротах. Этою пещерою и окружавшею ее землею ограничивалось все, чем владел Авраам в стране, обещанной Богом его потомству. Эти подробности дают ясное понятие о нравах того времени; не менее любопытную картину представляет брак Исаака с Ревеккою, дочерью Вафуи-ла, племянника Авраамова; но частности его не относятся к этой статье. Спустя пять лет после смерти Сарры, в 2039 г. до Р. X., Авраам взял в супруги Хетуру — ханенеянку, от которой имел шесть сыновей: Зомврана, Иезана, Мадала, Мадиама, Иесвока и Соиена; знаменитейший из них Мадиам, родоначальник мадианитян. Чувствуя, что приближается к смерти, Авраам отдал Исааку все, чем владел, но сделал подарки сьшовьям своих других жен и отделил их от Исаака, повелев им поселиться в восточной стороне земли Ханаанской. Достигнув ста семидесяти пяти лет, истощенный силами, патриарх умер, говорит Священное Писание, «и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный [жизнью], и приложился к народу своему» (Быт. 25:8) в 2005 г. до Р. X. Исаак и Измаил погребли его в Хевроне в пещере, которую он сам назначил местом для этого. После сего братья разлучились навсегда. Напрасно силились подвергнуть сомнению истину существования Авраама, напрасно сравнивали его с Тавтом египетским, с Зороастром персов, чтобы уподобить его людям более известным по неопределенной знаменитости, чем по строгой истории. Нет ничего последовательнее, подробнее и удовлетворительнее, чем история Авраама, написанная Моисеем, прадед которого жил более ста лет с Иаковом, внуком этого патриарха. Священное Писание самым точным и ясным образом показывает начало и отечество этого великого патриарха, его путешествия, его добродетели и недостатки (судя чисто по-человечески о его невинном благоразумии по случаю Сарры); оно указывает все места, в которых жил этот патриарх, — алтари воздвигнутые им, колодцы ископанные, земли приобретенные, царей, с которыми он заключал или разрывал союзы. Не так говорят о мифологическом каком-нибудь лице, не с той ясностью и подробностью передается нам история Изиды, Озириса, Тавта или даже Зороастра. Как доказательство происхождения своего от этого патриарха иудеи имели подлинные родословные, на которых были основаны не только их надежды и общее право целого народа на владение Ханаанскою землею, но и права чести каждого колена и в каждом колене каждого отдельного семейства; но не одни только иудеи хвастали своим происхождением от Авраама; этим славились также измаилитяне; и эти два народа, всегда неприязненные друг другу, соглашались в единстве своего происхождения, составляли и теперь составляют живое непререкаемое свидетельство о действительном существовании этого патриарха; ибо и ныне арабы — магометане, происшедшие от измаилитян, не только признают Авраама своим отцом, но даже приписывают ему основание Мекки. Конечно, последнее предание ложно, но тем не менее подтверждает действительность существования этого патриарха. Некоторые думали, что он был первый Зороастр или что настоящий Зороастр был его ученик; утверждали даже, что Брама индийцев был не кто иной, как Авраам. Историк Иосиф Флавий, рассматривающий Авраама с чисто человеческой точки зрения, написал ему следующую похвалу: «Авраам был человек весьма мудрый, благоразумный, высокий и столь красноречивый, что мог доказать все, что хотел; с ним никто не мог сравниться в дарованиях и добродетелях; он сообщил людям познание о величии Божием, гораздо совершеннее того, которое они имели прежде; он первый осмелился сказать, что Бог един, что вселенная есть дело рук Его и что только Его благости, а не собственным нашим силам мы обязаны счастьем.
Внимательно рассматривая происходящее на земле и на море, следя за течением солнца, луны и звезд, он легко заключил, что есть какая-то Верховная Сила, которая управляет всеми движениями и без которой все пришло бы в хаос и беспорядок; что ничто не имеет в себе никакой возможности приносить нам пользу, которую мы из них извлекаем, но что все получает эту способность от той Высшей Силы, от которой оно зависит безусловно; что у нас есть что-то, что обязывает нас почитать Его одного и узнать то, чем мы Ему обязаны за Его постоянные милости». Языческая древность, как было сказано в начале этой статьи, была богата свидетельствами об Аврааме. «В десятом веке после потопа, — говорит Бероз, — был между халдеями человек, весьма добродетельный и сведущий в астрологии». Николай Дамасский так говорит в четвертой книге своей истории: «Авраам вышел с большим войском из страны Халдейской, которая лежит ниже Вавилона, царствовал в Дамаске, откуда через некоторое время вышел со своим народом и поселился в земле Ханаанской, которая называется теперь Иудеею, где его потомство размножилось невероятным образом. Посему, как я сказал уже об этом подробнее в другом месте, имя Авраама находится ныне в большом уважении в стране Дамасской. Здесь видно еще местечко, которое носит его имя». Александр Полигистор, приводимый Иосифом Флавием и Евсевием, сообщает нам драгоценные свидетельства об Аврааме. Он приводит между прочим рассказ, заимствованный у Евпомена, в котором последний, похвалив мудрость и благочестие этого патриарха, прибавляет, что он, поселившись в Финикии (Ханаанской земле), показал финикиянам перемены солнца и луны и тому подобное; он говорит потом о победе, одержанной им над народами, вооружившимися против финикиян, о его путешествии в Египет по причине голода; о его жене, похищенной царем египетским, который почитал ее сестрою Авраама, и проч. Евсевий приводит многих других языческих писателей, которые с похвалою отзывались об Аврааме, между прочими Артапана, писателя иудейской истории, и Филона, написавшего книгу против иудеев. Кто не знает, что император Александр Север, несмотря на то что был язычник, имел в своем кабинете образ Авраама близ образа Иисуса Христа? Мы не кончили бы, если бы захотели приводить все предания древности об Аврааме. Фара, отец его, был идолопоклонник и, вероятно, воспитал сына своего в той же ложной религии; утверждали, что он занимался деланием идолов и что Авраам долгое время занимался ремеслом своего отца. Маймонид утверждает, что патриарх был воспитан в религии савеев, которые не почитали других богов, кроме звезд. Собственными размышлениями он очистил себя от этого ложного верования: удивляясь движению звезд, их порядку и красоте, он замечал также усовершенствование и из всего этого заключил, что есть высшее существо над всем этим миром, и таким образом возвысился до познания истинного Бога. Свида рассказывает, основываясь на вере иудейскому писателю Филону, что Авраам, будучи еще четырнадцати лет, был озарен лучом света и осмелился сказать Фаре: «Откажись от этого постыдного торга идолами, которым ты обманываешь мир». Его мысль о единстве Божием нашла опасное сопротивление в его отечестве и заставила его оставить Халдею. «Может быть, в первый раз, — говорит один писатель, — человек подвергался гонению за религиозную ревность. В этом случае Авраам по отношению к религии естественной был бы тем же, чем св. Стефан по отношению к религии благодатной. Он был бы патриархом гонимых, как и отцом верующих». По мнению других, на пятидесятом году Авраам обращен был ангелом, который сказал ему: «Несчастный, ты пятьдесят лет поклоняешься тому, кто обязан существованием своим одному дню!» Думали также, что его преследовал Немврод, ассириянин, который после тщетных усилий принудить Авраама к поклонению огню приказал бросить его в раскаленную печь, но патриарх вышел оттуда здравым и невредимым. Раввинисты делают Авраама просветителем язычников, заставляют сражаться с идолопоклонниками за веру и истинного Бога. Сколько наук, сколько книг (между прочими книгу о сотворении мира) приписывали ему! О нем говорили, как об Адаме, что он родился обрезанным, ему давали ту же душу, как и Адаму. Эта душа, по их мнению, была душою Давида и будет душою Мессии. Магометане не менее богаты выдумками, относящимися к этому патриарху: они заставляют его путешествовать в Мекку и приписывают ему первое основание Иерусалимского храма. Дальнейшие подробности об этом можно найти в Bibliotheque orientalt Гербелота. Окончим эту статью словами одного писателя, который кратко, но ясно обрисовал всю жизнь патриарха: «В каком бы виде ни представляли нам Авраама, мы замечаем в нем черты величия, дающие ему право занять место между славнейшими мужами древности. Совершенно свободный вне своего отечества, он царствовал над своими домашними с независимою властью, ему ничего недоставало для того, чтобы быть царем, кроме титулов и скучных церемоний. Множество рабов, безусловно повиновавшихся ему, составляли небольшое государство, не признававшее ничьей власти, кроме его. Цари искали его дружбы, равным образом и он вступал с ними в союз и производил войну или заключал мир, смотря по тому, что ему казалось лучше. Владея бесчисленными стадами, составлявшими большую часть тогдашнего богатства, Авраам жил в изобилии, отвергал дары и не хотел, чтобы кто-либо мог похвастать, что обогатил его: со стороны религии, сколько веры, сколько уверенности в обетованиях неба, сколько покорности его повелениям! Лишь бы только Бог сказал, что он верит, несмотря на противоречие очевидности, надеется там, где нет никакой надежды; повинуется, несмотря на самые сильнейшие противоречия природы. Авраам есть человек божественный, образец, как и отец верующих». Память святого и праведного праотца Авраама празднуется церковью 9 октября.



фильтр престиж м, акция.